Философский журнал | Philosophy Journal https://pj.iphras.ru/ <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #311010;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><strong>«Философский журнал&nbsp;| Philosophy Journal»</strong></span></span></span></span> <strong><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><span style="font-weight: normal;">– периодическое издание, ориентированное на профессиональную аудиторию. Задача журнала – публиковать результаты исследований как в области традиционных философских дисциплин: онтологии, эпистемологии, логики, этики, эстетики, социальной философии, истории философии, и др., так и посвященные междисциплинарным проблемам на стыке философии и других сфер знания: естественных наук, теории литературы, новых визуальных искусств и др. Особое внимание уделяется поискам новых форм и языка в современной философии. Журнал нацелен на публикацию фундаментальных и актуальных исследований в области философии.</span></span></span></span></span></strong></p> <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span style="font-weight: normal;">Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-61227 от 03 апреля 2015 г.</span></span></span></span></p> ru-RU philosjournal@iph.ras.ru (Юлия Геннадиевна Россиус | Julia G. Rossius) litvinovg@iph.ras.ru (Георгий Литвинов | Georgy V. Litvinov) Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 OJS 3.1.2.0 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Глубинная логика и проблема схематизации https://pj.iphras.ru/article/view/8217 <p>Статья представляет собой расширенную версию доклада для круглого стола «Процессуальная логика и философия сознания», посвященного ключевым идеям А.В. Смирнова. В работе рассмотрены две темы: проблема логического и пробле­ма&nbsp;связи глубинной логики с лингвоспецифичным когнитивным развитием. Автор критикует распространенную редукцию «логического» к университетской логике и&nbsp;предлагает понимать логико-смысловую теорию А.В. Смирнова как программу анализа интуиций и процедур, лежащих в основе частных видов логики. Выдвину­тое в рамках этой теории различие между субстанциальной логикой и процессуаль­ной логикой анализируется в свете теории схем. В статье утверждается следующее: 1) существенный вклад в наше когнитивное развитие вносят врожденные, а также формирующиеся в процессе онтогенеза и усвоения культуры сенсомоторные схе­мы; 2) они являются прото-репрезентациями, обладающими имманентной логи­кой&nbsp;(логической наглядностью), мультимодальностью и автоматизмом; 3) различие субстанциальной логики и процессуальной логики обусловлено доминированием одной из схем (вместилище <span xml:lang="en-US" lang="en-US">vs</span> действие) вследствие усвоения языка и других куль­турных практик; 4) это различие является не только онтогенетическим, но и перма­нентным, т.е. оно поддерживается в режиме реального времени через имплицитные вербализации, или «внутреннюю речь»; 5) историческое появление этих схем в язы­ке и культурных практиках и доминирование какой-то одной из них обусловлены особенностями человеческой телесности и ее включенностью в структурно органи­зованную действительность.</p> С. Ю. Бородай Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8217 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 О логическом смысле понятия «логика смысла» https://pj.iphras.ru/article/view/8218 <p>В статье обсуждается понятие логики смысла – одно из ключевых понятий в фило­софии А.В. Смирнова. В тексте детализируются соображения, высказанные авто­ром на круглом столе «Концепция «логики смысла» А.В. Смирнова и философия сознания». В отличие от формально-логического подхода, концептуальный каркас которого фундирован в понятии формальной системы, теоретический статус «ло­гики смысла» в полной мере проявляется только в контексте понятия культуры. Выдвигается гипотеза, что логическая форма, соответствующая процедурам смысло­полагания, является динамической, а не субстанциальной и в разных культурах характеризуется своеобразной комбинацией регулятивных и конститутивных прин­ципов смыслообразования. Необходимость, которую можно назвать логико-смыс­ловой, проявляет себя в том, что именно она 1) формирует горизонт возможных культуроформирующих конвенций, фиксируемых тем или иным «естественным» языком и соответствующими им практиками, и 2) отделяет сами конвенции – от след­ствий из них, которые уже имеют не конвенциональную, а условно-необходимую природу.</p> К. А. Павлов-Пинус Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8218 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 В защиту смысла и его логики https://pj.iphras.ru/article/view/8219 <p>Автор выступает сторонником логико-смыслового подхода (ЛС), выделяя в нем че­тыре основных аспекта, способных увеличить количество таких же сторонников. Во-первых, он отвечает поискам, ведущимся в европейской культуре в ответ на се­рьезную и многоаспектную критику академической философии, и обладает потенци­алом для преодоления ее кризиса на пути обнаружения смысла в качестве реальной «вещи», а также для преодоления пресловутой дихотомии аналитического и герме­невтического подходов. Во-вторых, философия, исходящая из ЛС, начинает с самого начала, с метафизической идеи целостности-Смысла, и доходит до социально-поли­тических импликаций, следуя тем самым русским традициям цельного знания. В-третьих, ЛС, сохраняющая проблему сознания в качестве именно проблемы, фун­даментальной и свойственной только современности, может стать комплексом новых исследований сознания, выводящих когнитивистику на изучение других способов смыслообразования и других способов мышления мира. В-четвертых, автор видит в ЛС этический проект, который в качестве цели провозглашает известный русской фило­софии идеал всечеловечества, интерпретирует его с привлечением материала фило­софского востоковедения и признает возможность осуществления реальной дружбы между народами на основе признания реальной инаковости Другого.</p> Л. Т. Рыскельдиева Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8219 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 О различии в формализации логики у индийцев и греков в связи с различием порядка слов в предикации https://pj.iphras.ru/article/view/8220 <p>В статье обсуждаются некоторые логические, семантические и метафизические последствия или корреляции с вводимой типологией порядка слов в глагольных и&nbsp;именных предложениях, которые в европейской традиции представляют собою речевые схемы, употребляемые в суждениях. Комбинаторика порядка слов дает че­тыре варианта, из которых три реально представлены языками-носителями само­бытных философских традиций. Показано, что западный порядок слов направляет смысловую интуицию к субстанциализму, арабский – в глагольных предложениях – предрасполагает к открытой и описанной А.В. Смирновым процессуальной логике смысла, а санскритский – к пониманию мышления как закономерного перехода от&nbsp;одного объекта к другому, причем онтологический тип объекта не предрешен.</p> А. В. Парибок Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8220 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Процессуальная логика в практике помощи де­тям: анализ случая https://pj.iphras.ru/article/view/8221 <p>В статье обсуждается эмпирическая иллюстрация применения процессуальной логи­ки на материале консультации психолога дошкольного образовательного учреждения по поводу проблем, связанных с психическим расстройством у одного из воспитан­ников учреждения. Демонстрируется, как в работе с единичным случаем процессу­альная логика позволяет изменить фокус внимания, сохранив рациональную обосно­ванность действий. Ситуации, связанные со здоровьем, сложны для описания в суб­станциальной логике, поскольку течение заболевания зависит от действий самого больного и других людей. Это ограничивает возможность пользоваться фундамен­тальным для субстанциальной логики законом тождества. Заболевание оказывается «не тем же самым», а изменяется в связи с действиями. Так возникает неустранимая неопределенность, особенно значимая для педиатрии, где основанные на рациональ­ном осмыслении заболевания действия родителей существенно усложняют ситуа­цию по сравнению с медициной взрослых. А в процессуальной логике мы видим те­чение заболевания как таковое, как процесс, что исключает неопределенность. Тече­ние обосновывает действия в отношении заболевания и их оценку. В той мере, в ка­кой действие меняет течение заболевания в желаемом направлении, действие можно считать успешным. В описанном случае логика осмысления ситуации консультан­том изменила логику осмысления ситуации консультируемым. Обсуждаемая пробле­ма смягчилась и перестала восприниматься непреодолимой. Смена логики не потре­бовала специальной подготовки консультируемого. Следовательно, переход от суб­станциальной к процессуальной логике осмысления может способствовать решению практических проблем в сфере педиатрии.</p> В. К. Солондаев Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8221 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 На пути к многоцивилизационной целостности https://pj.iphras.ru/article/view/8222 <p>В статье рассматриваются возможности возникновения новой многоцивилизационной целостности в контексте концепции, изложенной в новой монографии А.В. Смирнова «Логика смысла как философия сознания», где автор утверждает, что многополярный мир возможен как устойчивый только в качестве многоцивилизационного, и ставит под сомнение три главенствующих в настоящее время в гуманитарных науках тезиса. Это: 1)&nbsp;глобализация – естественный процесс; 2) глобализация экономических процессов обязательно должна сопровождаться глобализацией культурно-цивилизационной; 3) ци­вилизационный проект, осуществленный Западом в своем историческом развитии и взя­тый как основа глобализации, универсален по своей сути и является наилучшим соци­ально-политическим и экономическим устройством для всего мира. Исторический опыт и анализ современной практики показывает, что новой многоцивилизационной целост­ности не получится, пока только западный проект рассматривается в качестве един­ственно возможной перспективы современной цивилизации, а его идеалы и ценности представляются в качестве образца для подражания. В то же время сама реализация цен­ностных установок потребительского общества вне Европы порождает новые кризисы и&nbsp;противоречия, не вписываясь в национальные и культурные особенности других стран. Поэтому выход к точкам роста новой цивилизационной целостности может быть вовсе не на Западе, а может быть как раз в тех культурах, которые сохранили традицион­ную почву под воздействием модернизационных процессов. Не игнорируя многовековой опыт развития греко-латино-европейской культуры, следует, утверждает А.В. Смирнов, провести исследование логики незападных культур, что в настоящее время составляет важную задачу теоретической разработки проекта многоцивилизационного мира.</p> А. Н. Данилов Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8222 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 О связности, ее свернутости и развернутости https://pj.iphras.ru/article/view/8223 <p>Текст статьи написан на основе выступления в дискуссии «Концепция “логики смыс­ла”» А.В. Смирнова и философия сознания», посвященной новой книге А.В.&nbsp;Смирнова «Логика смысла как философия сознания: приглашение к размышлению» (2021 г.). Предлагаемое содержание можно рассматривать как со-размышление о ключевых понятиях логико-смысловой концепции сознания: связности, целостности, сверну­тости, развернутости как основаниях и способах смыслополагания в их экзистенци­альной перспективе. Обосновывается, что логико-смысловой подход А.В. Смирно­ва открывает новые грани в понимании философской рациональности, личностной и культурной субъектности, опыта, сознания и их становления. Для демонстрации общефилософского и методологического статуса вводимой автором системы поня­тий проводятся аналогии с пониманием экзистенциального опыта как свернутости смыслообразующих переживаний, которые разворачиваются субъектом в коммуни­кации, творчестве, самопонимании. Понятия, получившие концептуальное обосно­вание в работах А.В. Смирнова, выводят на другой уровень осмысление истоков опыта, в соответствии с чем меняется и спектр понимания рефлексивных возмож­ностей человека. Если «начинать со связности», как советует нам автор, то укреп­ляется и обретает новые ракурсы представление о рекурсивности опыта как пуль­сирующего процесса осмысления и самоосмысления в процессе взаимодействия человека с миром или его «мерцающего» бытия-в-мире. Особым значением здесь обладает сам стиль авторского размышления, который связан с пересмотром усто­явшихся философских категорий и их трактовок, уходом от привычных интерпре­таций для обнаружения собственного философского языка: собственного – как в&nbsp;плане индивидуального авторского подхода, так и в аспектах формирования со­временной отечественной философской традиции.</p> Н. А. Касавина Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8223 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Размышление над одним из тезисов С.Н. Булгакова, инициированное идеей процессуальной логики https://pj.iphras.ru/article/view/8224 <p>Опираясь на концепцию академика РАН А.В. Смирнова о различении субстанциаль­ной и&nbsp;процессуальной логики, автор оценивает позицию С.Н. Булгакова, высказан­ную им в работе «Трагедия философии». В статье показано, что суждение «Я есмь А», которое Булгаков считает первоосновой мысли и основанием определения Я как ипостаси, не может быть формой определения Я как индивидуальности. Индивиду­альность не определяется в рамках субстанциальной логики («Я есмь А»), а опреде­ляет себя в рамках процессуальной логики («Я утверждаю А»). Автор рассматривает три формы утверждения Я: утверждение по типу перформативности, утверждение по типу отрицания и утверждение по типу продуктивного действия. Вывод: бытие Я, ко­торое требует активного действия самого Я, является онтологическим основанием су­ществования (определения основания) процессуальной логики.</p> В. А. Конев Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8224 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Возможная корреляция семантики Genetivus Objec­tivus с социо-практикой в разных философских культурах https://pj.iphras.ru/article/view/8225 <p>В статье предложены конкретные грамматические особенности ряда языков веду­щих философских традиций Евразии, которые могут объяснить некоторые различия философского мышления, существующие в этих традициях. В частности, рассмат­ривается употребление <em>Genetivus Objectivu</em>s в санскрите, новоевропейских, латин­ском и арабском языках, анализируется его возможная корреляция с социо-практи­кой культур, в которых эти языки являются доминирующими. В качестве теоретиче­ской преамбулы, позволяющей не только поставить, но и осмыслить обозначенные проблемы, автор обращается к логико-смысловой теории, предложенной отече­ственным философом и арабистом А.В. Смирновым (р. 1958), в которой затрагива­ются субъект-предикатные конструкции в субстанциальной и процессуальной логи­ках, проблемы корреляции языка и мышления, а также соизмеримость оснований рациональности в разных философских культурах. Анализируя особенности упо­требления так называемого родительного падежа в значении объекта (<em>Genetivus Ob­jectivus</em>) в разных лингвистических традициях, автор приходит к выводу, что имен­но грамматика языка часто определяет особенности мышления человека, которые в&nbsp;свою очередь отражаются в социо-практике той или иной культуры. На примере санскритского фрагмента «Шрибхашьи» индийского средневекового философа Ра­мануджи (XI–XII вв), в котором сложное слово <em>(brahmajijñāsā)</em> предлагается читать как сочетание двух существительных в конструкции <em>Genetivus Objectivus</em> (<em>brahmaṇo jijñāsā</em>) (с обращением к грамматике Панини), автор статьи показывает особенность санскритоязычного мышления в сравнении с новоевропейскими, арабским и латин­ским языками.</p> Р. В. Псху Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8225 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Об истоках множественности логик https://pj.iphras.ru/article/view/8226 <p>В статье представлен краткий анализ того, каким образом стало возможным сосу­ществование различных логик. Это сделано на примере таких известных логиче­ских теорий, как силлогистика, временная, многозначная, интуиционистская, пара­непротиворечивая и квантовая логики. Каждая из них возникла не по чьей-либо прихоти, а для решения конкретных задач. В их основе лежат наиболее общие он­тологические допущения об исследуемой предметной области. При формализации логики онтологические допущения уточняются в понятии модельной структуры. Поскольку говорить о логике невозможно в отрыве от используемого языка, также принимаются наиболее общие эпистемические допущения о характере отношения языковых выражений к тем объектам внеязыковой реальности, которые они долж­ны представлять. Одно из таких важнейших отношений заключено в понятии ис­тинности предложений, которое было впервые сформулировано еще Платоном и&nbsp;Аристотелем. Принимая в зависимости от решаемой задачи те или иные онтоло­гические и эпистемические допущения, мы получаем различные логики. Процессу­альная логика характеризуется особыми онтологическими допущениями, принци­пиально отличающимися от допущений других ныне существующих логик. Онто­логия процессов – это онтология развивающихся процессов, а не вещей. Впервые она была наиболее ярко описана в трудах Гераклита. В подавляющем большинстве современных подходов к описанию процессов делается попытка их сведения к по­следовательностям состояний, что обесценивает само понятие процесса, как кине­матографическая картина течения времени обесценивает понятие времени. По­скольку логики строятся на основе различных онтологических и эпистемических допущений, они по своей сути являются теориями этих принимаемых допущений, а&nbsp;не универсальными инструментами рассуждений, которые не зависят от характе­ристик исследуемой области и категорий языковых выражений. Универсальная ло­гика возможна, если подняться с уровня конкретных языков на более высокий уро­вень теории знаков.</p> В. И. Шалак Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8226 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Познаёт ли сознание само себя в когнитивных науках? https://pj.iphras.ru/article/view/8227 <p>В статье критически рассматриваются некоторые тезисы из монографии А.В. Смир­нова «Логика смысла как философия сознания: приглашение к размышлению». В&nbsp;частности, положение о неспособности когнитивных наук исчерпывающе объяс­нить сознание как следствие его десубъективации в их рамках. Показывается, что с&nbsp;интеллектуальным и контролирующим аспектами сознания когнитивные науки в&nbsp;целом способны справиться. Под вопросом остается только его феноменальный аспект, но это явно не то, что имеет в виду автор монографии. Далее, он утвержда­ет, что понимание работы сознания лежит в основе философских оснований любого предмета. Анализ показывает, что если исключить сознание как контроль и феноме­нальное сознание, которые здесь очевидно нерелевантны, то философские основа­ния чего бы то ни было при таком понимании сводятся или к нормативным требо­ваниям в виде логических оснований теорий, или к эмпирическим данным в виде когнитивных ограничений реальных людей. Приписывая западной философии ра­ционализм и универсализм как ее существенные свойства, автор монографии не учи­тывает, что рационализм как антиэмпиризм давно уже не является доминирующим направлением, а рационализм как приверженность выводным процедурам также в&nbsp;последнее время сталкивается с сильными альтернативами. Аналогичным обра­зом оспаривается мнение автора о западной философии сознания как исполнении картезианской программы, которую он сводит к cogito ergo sum. Данный методоло­гический прием – он же метафизическая установка – Декарта подвергается непре­кращающимся нападкам со стороны представителей самых разных школ западной философии. Кроме того, он лежит в основе не философии сознания, а эпистемоло­гии великого философа. Наконец, авторская концепция «разворачивания свернуто­го» сводится к некоему диалектическому выводу эмпирических особенностей раз­личных культур из априори предзаданных «субъект-предикатных склеек» и «интуи­ций целостности», что парадоксальным образом возвращает нас как раз к рациона­лизму гегельянского типа.</p> И. Ф. Михайлов Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8227 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Задачи логики смысла https://pj.iphras.ru/article/view/8228 <p>Намечены задачи логики смысла в ближайшей, среднесрочной и долгосрочной пер­спективах. В ближайшей перспективе предстоит завершить набросок логико-смыс­ловой карты четырех больших культур человечества (европейская, арабо-мусуль­манская, южноазиатская и дальневосточная), создав первое описание многообразия логик смысла. Оно должно включать указание на тот вариант (1) способности суж­дения, (2) базовых (неопределяемых) категорий теоретического, в т.ч. философско­го, мышления и (3) базовых логических (регулятивных) принципов, который лежит в основании любой данной большой культуры и задает ее характерную морфоло­гию (Шпенглер), определяя все звенья эпистемной цепочки (основные из них – вос­приятие мира, речь, мышление). Предстоит также набросать логико-смысловую карту индивидуального сознания, которое принципиально открыто ко всем логикам смысла, развив линию психологических исследований В.К. Солондаева. Перспек­тивным выглядит создание карты нейронных коррелятов логико-смысловых законо­мерностей функционирования сознания, если таковые будут обнаружены. Совме­щение трех карт сознания: общественного, индивидуального и карты нейрокорреля­тов даст новые результаты. В среднесрочной перспективе ставится задача разрабо­тать когнитивную историю философии. Эта дисциплина, выступающая как антипод аналитической истории философии, имеет задачей исследовать разворачивание ис­торико-философского процесса в больших культурах и их подкультурах на основе и&nbsp;с использованием тех инструментов рациональности, которые заданы логикой смысла данной большой культуры (определенный вариант способности суждения, базовых категорий и базовых логических принципов). Когнитивная история фило­софии объяснит историко-философский процесс в каждой большой культуре как, во-первых, самостоятельный в смысле несводимости к истории философии других больших культур и как, во-вторых, непосредственно и органично встроенный в си­стему соответствующей большой культуры. В долгосрочной перспективе предстоит добиться конвергенции логики смысла и когнитивной истории философии с созда­нием на этой основе когнитивной философии, открывающей свободу смыслопола­гания благодаря раскрытию всех его закономерностей и овладению ими. Когнитив­ная философия – это логика смысла в ее полном объеме.</p> А. В. Смирнов Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8228 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Россия и Европа: Юлий Айхенвальд об исто­риософии Ф.М. Достоевского https://pj.iphras.ru/article/view/8229 <p>В статье рассматривается восприятие творчества Ф.М. Достоевского Юлием Айхен­вальдом (1872–1928), философом и известным литературным критиком первой чет­верти ХХ века. Показано, что отношение Ю.И. Айхенвальда к Достоевскому претер­пело определенную эволюцию – от неприятия писателя, требований его «преодо­леть», до его признания одним из «духовных вождей» мыслящей России наравне с&nbsp;Пушкиным и Львом Толстым. Однако такое признание не исключало полемики критика с Достоевским, прежде всего по историософским вопросам. Вопрос о судь­бе России, ее отношении к Западу рассматривается Айхенвальдом по тому же алго­ритму, что и в спровоцировавшей это рассмотрение статье Т.&nbsp;Масарика – сквозь призму Достоевского и в споре с ним. Доказывается, что при этом Айхенвальд наце­лен не на интерпретацию или анализ идей Т.&nbsp;Масарика, а на опровержение воззре­ний евразийцев, что именно идеи евразийцев являются тем философским контек­стом, на фоне которого разворачивается его спор с Достоевским. Опровергая воззре­ния Достоевского на Европу и обосновывая собственное историософское воззрение на весь мир как на единую Европу, Айхенвальд в итоге приходит к парадоксу, когда Достоевский, будучи «отрицателем Европы», становится той «межкультурной скре­пой», которая еще теснее связывает Европу с Россией. Таким образом, творчество Достоевского оказывается для Айхенвальда отправной точкой для презентации соб­ственных историософских представлений, что сближает его как с&nbsp;русскими интер­претаторами эпохи Серебряного века (В.В. Вересаев), так и с европейской философ­ско-политической традицией (Т. Масарик).</p> Е. А. Тахо-Годи Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8229 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Нейрофизиология и мораль: проблема междис­циплинарного исследования https://pj.iphras.ru/article/view/8230 <p>Цель статьи – показать основные методологические проблемы нейроэтики на пути ее развития как междисциплинарного направления изучения морали; дать критиче­ское осмысление результатов когнитивной науки (нейрофизиологии) в контексте моральной философии. Для этого проводится анализ современного предметного по­ля нейроэтических исследований, рассматриваются с точки зрения философской этики основные концепции, обобщающие результаты нейрофизиологических иссле­дований процесса принятия морального решения. Общее разделение предметного поля описывается в терминах: «нейроэтика № 1», являющаяся частью биоэтики, и&nbsp;«нейроэтика № 2», претендующая быть частью философии морали. Объектом ис­следования данной статьи является нейроэтика № 2. Показывается, что концептуа­лизация процесса принятия морального решения в нейроэтике № 2 повсеместно проводится по схеме «двойных процессов»: интуитивного / быстрого / ассоциатив­ного познания и дискурсивного / медленного / основанного на расчетах познания. Даже в случае отрицания роли интуиции дуальность сохраняется, так как в основа­нии быстрого решения полагаются эмоции, внерациональная часть психики. Пока­зывается, что как на уровне формирования предмета исследования, так и на уровне метода происходит нерефлексивное заимствование понятий и концепций мораль­ной философии, их качественно содержательное значение размывается или подме­няется, в результате чего междисциплинарность по большей части лишь симулиру­ется языковым переходом за границы собственной предметной области нейрофи­зиологии, само же исследование остается в рамках изучения когнитивных процес­сов без их моральной составляющей. Автор статьи делает вывод, что для развития нейроэтики именно как междисциплинарного направления необходимо добиться синтеза смыслов, выработанных в ходе культурного развития, с данными о биоло­гическом развитии человека. Далее под такой синтетический предмет необходимо скорректировать метод исследования, исключающий подмену понятий философ­ской этики.</p> Р. С. Платонов Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8230 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Особенности познавательных механизмов в ин­формационную эпоху: «эхо-пузыри» и «эхо-камеры» https://pj.iphras.ru/article/view/8231 <p>В статье предпринимается попытка анализа образования и особенностей функ­ционирования новых коммуникативных пространств в виде «эпистемических эхо-пузырей» и «эхо-камер». Их возникновение связывается с технонаучной революци­ей трансдисциплинарного типа, которая привела к возможности конструирования в&nbsp;среде Интернета различных социальных сетей, их популярности и охвату различ­ных слоев населения, превративших эти сети в не просто массовые явления, а в эф­фективные инструменты общения и воздействия на воззрения, распространенные в&nbsp;обществе и разделяемые многими индивидами. Показываются механизмы работы «эпистемических эхо-пузырей» и «эхо-камер». Подчеркиваются принципиальные различия их функционирования, которые заключаются в том, что «эпистемические эхо-пузыри» образованы в силу сходства взглядов людей (в широком смысле «на жизнь», включая политическую) и эмоций, сопутствующих этим взглядам, а субъ­екты с отличными взглядами и эмоциями в границах «пузырей» просто «не слыш­ны». Под эхо-камерами понимают фактически замкнутые коммуникативные про­странства, образованные посредством объединения людей со сходными взглядами (в широком смысле «на жизнь», включая политическую) и эмоциями, сопутствую­щими этим взглядам, когда субъекты с отличными взглядами намеренно не допус­каются в эти пространства, их взгляды специальными методами и приемами дис­кредитируются и «разоблачаются», объявляются в настоящее время фейками. Эхо-камеры построены на жестком принципе различения «свой»–«чужой», осуществляя жесткий эпистемический контроль над состоянием умов и формируя специальные структуры противодействия и разоблачения авторитетных мнений представителей оппозиции, причем об эхо-камерах можно говорить и в историческом аспекте, хотя распространение социальных сетей придало им новое качество. Приводятся при­меры работы «эхо-пузырей» и «эхо-камер» из современной политической жизни (преимущественно в США). Генезис «эхо-пузырей» и «эхо-камер» связывается с&nbsp;фе­номеном постправды и трансформацией языка, которая наблюдается начиная при­мерно с середины XIX в. и которая заключается в увеличении использования удель­ного веса эмоциативных компонентов языка и тенденцией переноса интереса с кол­лективных действий на активность индивидов.</p> В. А. Бажанов Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8231 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300 Пирроническая критика понятия «природа вещей»: эпистемология и метафизика https://pj.iphras.ru/article/view/8232 <p>В статье проанализирована критика понятия вещей по природе в скептической пир­ронической традиции и сформулированы следствия этой критики. Формулируя два важных направления в современных эпистемологических дебатах, нормативного и&nbsp;дескриптивного, которые задают поле для дискуссий, автор утверждает, что в ос­нове этой дискуссии неявным образом лежит понятие природы вещей как норма­тивного представления о подлинной реальности и ее формальных характеристиках, которые должны быть отображены в знании. Это указывает на тесную связь эписте­мологии и метафизики. Отрицание Пирроном природы вещей можно рассматривать как указание на недоопределенность устройства мира, допускающую различные интерпретации по принципу «не более». Этот же принцип не позволяет окончатель­ным способом индивидуировать вещи. Принцип «не более» использовлся и до Пир­рона и является его обоснованием отрицания природы вещей ввиду того, что любой вещи можно приписать противоречащие предикаты. Мы указываем на разрыв в тра­диции, а также преемственность пирронизма на основе понятия «природа вещей». Секст Эмпирик воспринял использованное Пирроном понятие природы вещей и&nbsp;сделал его центральным для своей аргументации. Природа вещей понимается как неизменная, вечная и инвариантная. Секст отличен он Пиррона, так как воздержи­вается от суждения, от тезиса о природе вещей. Хотя Секст развивал эпистемологи­ческую критику античных теорий познания, понятие природы вещей осталось пре­имущественно без рассмотрения, являясь центральным основанием тропов воздер­жания от суждения. В итоге использование пирронистами понятия природы вещей представляло собой убедительную критику нормативного подхода и привело к ослаб­лению и прагматизации этого подхода.</p> Д. К. Маслов Copyright (c) https://pj.iphras.ru/article/view/8232 Вт, 29 ноя 2022 00:00:00 +0300