Философский журнал | Philosophy Journal https://pj.iphras.ru/ <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #311010;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><strong>«Философский журнал&nbsp;| Philosophy Journal»</strong></span></span></span></span> <strong><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><span style="font-weight: normal;">– периодическое издание, ориентированное на профессиональную аудиторию. Задача журнала – публиковать результаты исследований как в области традиционных философских дисциплин: онтологии, эпистемологии, логики, этики, эстетики, социальной философии, истории философии, и др., так и посвященные междисциплинарным проблемам на стыке философии и других сфер знания: естественных наук, теории литературы, новых визуальных искусств и др. Особое внимание уделяется поискам новых форм и языка в современной философии. Журнал нацелен на публикацию фундаментальных и актуальных исследований в области философии.</span></span></span></span></span></strong></p> <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span style="font-weight: normal;">Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-61227 от 03 апреля 2015 г.</span></span></span></span></p> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук ru-RU Философский журнал | Philosophy Journal 2072-0726 Поиск оснований русского Просвещения у П.Я. Чаадаева и И.В. Киреевского: к истории «Записки» П.Я. Чаадаева А.Х. Бен­кендорфу https://pj.iphras.ru/article/view/6623 <p>Работа посвящена исследованию «Записки» П.Я. Чаадаева А.Х. Бенкендорфу (1832), написанной в защиту историософской публикации И.В. Киреевского «Девятнад­цатый век» от имени Киреевского. Прочтение этой статьи как политической стало причиной запрета журнала «Европеец». Долгое время считалось, что «Записка» со­ставлена Чаадаевым по просьбе Киреевского, что выводило ее из исследования ди­намики взглядов Чаадаева. Доказанная в итоге непричастность Киреевского к мисти­фикации Чаадаева, тем не менее, до сих пор не сняла главного вопроса: чьи взгляды, Киреевского или Чаадаева, отражает текст «Записки». Смысловая двойственность «Записки» обусловлена тем, что апологетическая интерпретация статьи Киреевско­го наслоилась в ней на стремление Чаадаева изложить свою философию истории, в некоторых принципиальных вопросах отличную от позиции Киреевского. Общие идейные корни в концептах двух мыслителей – европоцентризм и Просвещение – становятся основанием и того, что их отличает друг от друга. В статье делается по­пытка герменевтического анализа текста «Записки» на предмет содержащихся в ней историософских моделей. В содержательном плане обсуждение «Записки» в силу ее монархической направленности до сих пор сводилось к проблеме ответственности Чаадаева и к идеологической интерпретации ее текста. Между тем, «Записка» пред­ставляет собой источник, подтверждающий, что поворот Чаадаева от негативной фи­лософии истории России, представленной в «Философических письмах» (1829–1830), в сторону допущения особой миссии России, обоснованного в «Апологии су­масшедшего» (1837), начался после Июльской революции 1830 г. Именно Июльская революция стала причиной разочарования Чаадаева в Европе, а не реакция на пуб­ликацию «Философического письма».</p> И. Ф. Щербатова Copyright (c) 2021-07-02 2021-07-02 14 3 5 20 10.21146/2072-0726-2021-14-3-5-20 Восстание сингулярностей. Концептуализация (анти)политического действия в постанархизме https://pj.iphras.ru/article/view/6624 <p>Статья раскрывает политико-философское ядро современной анархистской мысли на примере такой ее теоретической вариации, как постанархизм. Органично вписы­ваясь в текущий леворадикальный дискурсивный контекст, постанархизм в то же время отражает и те микрополитические, локалистские и во многом стихийные тен­денции, которые характеризуют сегодняшние формы политического протеста и со­противления во многих странах мира. Возникнув в качестве реакции на кризис ле­гитимности политических и экономических институтов, эти тенденции приводят к переосмыслению современной философией стандартных политических категорий: «класс», «революция», «демократия», «суверенитет», «политическое» и т.д. Пост­анархистская перспектива, обнаруживая отчетливо анархические черты в современ­ных формах радикальной политики (децентрализация, сетевой характер, недоверие к официальным институциям), также предлагает свою реинтерпретацию ряда кон­цептов с целью радикализации и обновления либертарной теории. В частности, настоящая статья фокусируется на логике разграничения понятий революции и вос­стания, которое проводит ведущий теоретик постанархизма С. Ньюмен, отталкива­ясь от философского индивидуализма М. Штирнера, а также исходя из провозгла­шенного постструктурализмом кризиса метанарративов. Кроме того, в рамках общей для западной левой мысли попытки определить нового политического субъ­екта Ньюмен в ряде своих текстов развивает концепт сингулярности (единичности), активно используя философские изыскания некоторых континентальных мыслите­лей. Наконец, с точки зрения постанархизма концептуализация политического дей­ствия и субъекта этого действия посредством понятий восстания и сингулярности не только способствует уточнению и оживлению анархистского дискурса, но и сама по себе является субверсивным жестом, дестабилизирующим нормативный полити­ческий язык.</p> Д. Б. Поляков Copyright (c) 2021-07-02 2021-07-02 14 3 21 34 10.21146/2072-0726-2021-14-3-21-34 Событие: философия sub specie eventi https://pj.iphras.ru/article/view/6625 <p>В статье утверждается, что в философии ХХ в. происходит поворот от утвержде­ния, что разуму свойственно созерцать вещи <em>sub specie aeterni</em> (Декарт, Спиноза, Гегель), к пониманию, что вещи и мир следует брать <em>sub specie eventi</em> (Бахтин, Хайдеггер, Делёз). Событие в его различных проявлениях становится предметом осмысления современной философии. Авторы указывают на две онтологические характеристики феномена события – событие всегда случается, т.е. событие не мо­жет мыслиться вне времени, и событие всегда предстает единством разнородного. Различая понятия происшествия и события, авторы анализируют проблему начала события. Опираясь на идеи синергетики, авторы утверждают, что у события нет причины, но есть предпосылки – состояние неопределенности и аттрактор, органи­зующий конституирование события/происшествия. Основное внимание авторы со­средотачивают на проблеме связи смысла и события, которая характеризует собы­тия мира человеческого бытия. Показано, что в мире человеческого существования ситуацией неопределенности оказывается ситуация проблематического. Разрешени­ем проблемной ситуации выступает событие, которое с данной ситуацией связано не каузальными, а казуальными отношениями, когда сингулярности <em>данной</em> ситуа­ции задают <em>начальные условия</em> действия и предоставляют реальные возможности его свершения. Здесь важно, что логикой действия и ходом мысли управляют не об­щие представления, а предпосылки, данные здесь и сейчас. Так объявляет себя но­вый вариант тождества «мысли и бытия»: смысл как интенция и продуктивная сила начального условия конституирования события тождественен самому событию. Бы­тие/событие объективируется как <em>res gestae</em>, которая выступает организующей си­лой и благодаря которой бытие обретает способность себя объявлять и утверждать как целостность и организованность. Авторы высказывают предположение, что фи­лософское осмысление события создает условия для корреляции двух традиций со­временной философии – «континентальной» и «аналитической».</p> В. А. Конев В. Н. Иванова Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 35 49 10.21146/2072-0726-2021-14-3-35-49 Консервативный либерализм И. Кан­та в свете либерального консерватизма Э. Бёрка https://pj.iphras.ru/article/view/6626 <p>При сопоставлении политических взглядов Э. Бёрка и И. Канта, которые развива­лись в общем контексте на фоне Французской революции, возникают два вопроса. Первый вопрос – о наличии отсылок к памфлету Бёрка «Размышления о револю­ции во Франции» в трактатах Канта 1790-х гг. На наш взгляд, знакомство Канта с этим сочинением Бёрка остается недоказанным и маловероятным. Второй вопрос связан с содержательной характеристикой политических взглядов Канта как либе­ральных, а Бёрка – как консервативных. Мы опираемся на исследования, в которых граница между либерализмом и консерватизмом проводится с учетом антропологи­ческих оснований политической философии. Кант представляет умеренное крыло либеральной мысли. Некоторые исследователи оценивают умеренность его взглядов как близость к консерватизму, хотя Кант явным образом критикует ряд установок, которые можно назвать ультраконсервативными. Бёрк – один из основоположников идеологии консерватизма, но в его взглядах присутствуют либеральные элементы. Оба философа стремятся найти баланс в сохранении и совершенствовании полити­ческого порядка, но критерии для проведения реформ они предлагают совершенно различные. У Канта это продвижение к воплощению абстрактного универсального правового идеала (требование умеренности и благоразумности в реформах является средством обеспечения свободы государств как политических организмов). У Бёрка реформы – это средство согласования традиций и обычаев с меняющимися обстоя­тельствами. Мы показываем, что Бёрка нельзя отнести к прообразам тех ультракон­серваторов, которых Кант представляет как наиболее непримиримых оппонентов своих взглядов, и приводим аргументы в пользу имеющейся в исследовательской литературе характеристики позиции Канта как консервативного либерализма, а по­зиции Бёрка как либерального консерватизма, что подчеркивает определенную бли­зость их взглядов наряду с их фундаментальными различиями.</p> А. С. Зильбер С. В. Луговой Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 50 64 10.21146/2072-0726-2021-14-3-50-64 Философия социальной политики в немецком консерватизме XIX века https://pj.iphras.ru/article/view/6627 <p>В статье раскрывается подход немецких консерваторов XIX в. к социальной поли­тике. Исследованы работы Карла фон Галлера, Адама Мюллера, Вильгельма фон Кеттелера и Карла фон Фогельзанга, философские предпосылки их взглядов и зна­чение размышлений указанных авторов в интеллектуальной истории Германии. Ав­тор статьи акцентирует внимание на консервативной критике капитализма и социа­лизма указанными авторами, а также на идее «устойчивого развития», т.е. такого подхода к экономике, в котором в качестве главной цели выступает не рост произ­водства, но поддержание приемлемого уровня благосостояния. Рассмотрены идеи корпоративной организации общества, которая позволила бы восстановить гармо­нию средневековых социальных, политических и экономических отношений. Автор анализирует идеологию аристократического патернализма, ее философские и рели­гиозные основания, установку на сохранение общественного мира и заботу о нуж­дах населения; приводит рассуждения консервативных мыслителей о нематериаль­ных ценностях общественной жизни, которые служат основанием для социальной политики, таких как уважение к традиции, ответственность, служение, доверие, справедливость, умеренность, религиозность. Становление немецкого консерватиз­ма сопоставлено с отечественной политической философией. Рассматривается так­же роль научной и публичной деятельности немецких консерваторов в принятии социального законодательства в Германии и Австрии.</p> В. А. Подольский Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 65 81 10.21146/2072-0726-2021-14-3-65-81 Какое будущее ждет человечество? https://pj.iphras.ru/article/view/6628 <p>В статье рассматриваются некоторые сценарии будущего развития человечества, представленные Ф. Фукуямой, Римским клубом и трансгуманистами. Показано, что все эти сценарии прогнозируют будущую гибель человечества. Обсуждается вопрос о том, каким образом этого можно избежать. Отмечено, что все упомянутые сцена­рии европоцентричны: современный кризис европейской цивилизации они экстра­полируют на все человечество. Действительно, существование европейской циви­лизации подходит к концу, она разлагается и умирает, заражая миазмами своего раз­ложения весь мир. Сегодня для российских философов главным становится вопрос: как предохранить Россию от того разложения, которое переживает сейчас Западная Европа? С точки зрения автора статьи, при выработке проекта будущего России следует отказаться от либеральной идеологии и от капиталистического способа производства, основной целью которого является получение прибыли. Нужна но­вая – коллективистская – идеология, ограничение частной собственности и рыноч­ных отношений. Главную задачу российской философии в настоящее время автор видит в разработке нового социального проекта, стремление к реализации которого придаст высокий смысл жизнедеятельности людей нашей страны.</p> А. Л. Никифоров Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 82 95 10.21146/2072-0726-2021-14-3-82-95 В поисках идеала общественного развития: евразий­ское понимание государства как альтернатива европейской демократии https://pj.iphras.ru/article/view/6629 <p>Предметом статьи является евразийское понимание государства как «соборной» лич­ности, идеократии, «гарантийного» государства и «государства правды» как особого пути общественного развития и государственного устройства. В евразийстве прин­цип соборности был применен Л.П. Карсавиным по отношению к государству, ко­торое понималось как некий «культур-субъект», «соборная» или «симфоническая» личность. «Соборное» государство есть всеединство составляющих его групп и ин­дивидуумов, консолидированных правящим слоем и идеей-правительницей. Госу­дарство как «соборная» личность понималось в нескольких качествах: как государ­ство идеократическое, в котором правящий слой подчинен высшей идее-правитель­нице; как государство «гарантийное», в котором правящий слой органично связан с народом и «гарантирует» достижение положительных государственных целей; как «государство правды», представляющее общественный союз, направленный на реа­лизацию идеала высшей правды. Различные модели государственного устройства, основанные на принципе «соборности», представляют альтернативу европейской модели, основанной на индивидуалистической теории демократии.</p> Д. А. Качеев Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 96 109 10.21146/2072-0726-2021-14-3-96-109 С.Л. Франк: лекции об антропологии Ф.М. Достоевского (К 200-летию со дня рождения писателя) https://pj.iphras.ru/article/view/6630 <p>В статье реконструируется историко-философский контекст двух немецкоязычных докладов Семена Людвиговича Франка об антропологии Ф.М. Достоевского, про­читанных им в 1935 и 1938 гг. в Швейцарии. Обозначается общее место, которое за­нимало философское осмысление творчества Достоевского в мысли Франка эми­грантского периода 1930-х гг. На основании архивных материалов устанавливается, что первый доклад Франка, прочитанный им в Швейцарии по антропологии Досто­евского, был сделан философом в Кройцлингине 13 июля 1935 г. и организован швейцарским психиатром Л. Бинсвангером; второй доклад русского философа на схо­жую тему, читавшийся в Базеле 25 января 1938 г., организовывался знакомой Фран­ка по доэмигрантскому периоду филологом Э.Э. Малер, которая работала профес­сором славистики в Базельском университете. В приложении к публикации вводят­ся в научный оборот два немецкоязычных конспекта докладов Франка с одинако­вым названием – «Dostojewskys Anthropologie», которые ныне хранятся в фонде фи­лософа в Бахметевском архиве (Колумбийский университет, Нью-Йорк), приводит­ся их перевод на русский язык, а также комментарии.</p> Т. Оболевич Т. Н. Резвых А. С. Цыганков Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 110 130 10.21146/2072-0726-2021-14-3-110-130 «Оттепель» в СССР: две модели рефлексии после XX съезда КПСС https://pj.iphras.ru/article/view/6631 <p>В статье рассматриваются рефлексивные модели восприятия «секретного» доклада Н.С. Хрущева на XX съезде КПСС. Поворот к критике «культа» означал для руко­водства КПСС только одно – Сталин забыл о коллективизме, о коллективном нача­ле, о коллективных решениях; он перестал обращать внимание на мнение других руководящих членов партийного коллектива. Он возвеличил себя, а не партию. Сама проблема преступлений сводилась к тому, что Сталин репрессировал членов партии. Вопрос о преступлениях против всего народа не ставился и не рассматри­вался. Таким образом возник поворот к рефлексии, предусматривающий защиту <em>об­новленной тоталитарности</em>, новой коллективной связности (и оправданности) партийных решений. В этой модели была важна <em>логика отступления</em> ради сохране­ния главного – коммунистической перспективы. В статье рассматривается поведен­ческая стратегия видных историков Академии наук в условиях неопределенности отношения к Сталину: кто он, согласно докладу Хрущева, преступник или «видный деятель» партии? Другая модель обнаруживается в тех вопросах, которые задавали слушатели на лекциях академика А.М. Панкратовой, известного историка рабочего движения в России, выступавшей перед разными аудиториями города Ленинграда через месяц после завершения съезда. В этой «первой» реакции на доклад Н.С. Хру­щева можно обнаружить критически направленную <em>интуицию общественности</em>, выражавшую потребность в правах человека для защиты себя от всякого произвола, в том числе и коллективного. Для руководства КПСС граница допустимого пролега­ла в исключении из коллективного начала всякого личного превосходства, что озна­чало возращение к Ленину – вождю мирового пролетариата, который «свято соблю­дал» принцип коллективного решения; для ленинградской общественной эта грани­ца никак не была очерчена и допускалось развитие такого сценария, который вел к деконструкции всего коммунистического мифа.</p> А. Л. Юрганов Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 131 147 10.21146/2072-0726-2021-14-3-131-147 Записки слушателей лекций академика А.М. Панкратовой (Ле­нинград, март 1956 г.) https://pj.iphras.ru/article/view/6632 <p>В данной публикации вводится в научный оборот часть подлинных записок слу­шателей лекции академика А.М. Панкратовой, которые она читала через месяц после XX съезда партии в г. Ленинграде, в марте 1956 г. Записки эти хранятся в личном фонде Панкратовой в Архиве Академии наук. Прежняя публикация писем 2006 г. в журнале «Вопросы истории», к сожалению, была произведена не по подлинникам, а по вопросам, искусственно сведенным в разные рубрики таким образом, что ни о какой «первичной реакции» говорить не приходится. Эту, публикуемую часть записок, Панкратова оставила у себя. Отбор записок она сделала для того, чтобы понимать, на какие главные вопросы исторической науки ей предстоит ответить в ближайшем будущем при подготовке масштабной конференции историков, посвященной 40-й годовщине Октябрьской революции, в которой Панкратова значилась как председатель оргкомитета. Это событие могло стать для нее высшим взлетом карьеры. Значение записок трудно пере­оценить – источник уникальный: он дает информацию о настроениях советской интеллигенции сразу после съезда, и фактически является первым социологиче­ским опросом в уже начавшейся оттепели.</p> А. Л. Юрганов Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 148 173 10.21146/2072-0726-2021-14-3-148-173 Практическая философия: ее прошлое и настоя­щее https://pj.iphras.ru/article/view/6633 <p>Рецензируется монография В.К. Шохина «Философия практического разума. Агато­логический проект», вышедшая в 2020 г. в издательстве «Владимир Даль». В рецен­зии рассматривается актуальное состояние исследований в области практической философии. Отмечается, что практическая философия сегодня погружена в глубо­кий кризис, связанный с отсутствием фундаментальных исследований, посвящен­ных прояснению ее оснований и структуры. Рецензируемая монография выступа­ет в качестве своевременного восполнения этого явного пробела в исследованиях из области практической философии. В рецензии освещается структура моногра­фии, ее основные идеи и положения, выводы, к которым приходит В.К. Шохин. По­дробно рассматриваются положительные стороны работы, обращается внимание на универсальность и фундаментальность исследования, на масштабность постав­ленных автором задач, находящих в целом свое решение. Особым образом подчер­кивается основательность историко-философской части исследования, посвященного рассмотрению не только основных представителей западной философии, но также древнеиндийским и древнекитайским философским воззрениям. Высказываются некоторые полемические замечания и пожелания, относительно дальнейшего раз­вития исследований автора в этой области. Отмечается, что исследование будет интересно не только узкому кругу специалистов в области этики, но и более широкому кругу читателей.</p> Л. Э. Крыштоп Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 174 183 10.21146/2072-0726-2021-14-3-174-183 Одиночествующий ум, или Опыт экзистенциаль­ной философии сознания https://pj.iphras.ru/article/view/6634 <p>Предлагаемый текст является рецензией на книгу Бена Лазара Миюсковича «Con­sciousness and Loneliness: Theoria and Praxis» (2018). В последнее время становится очевидной проблема разделенности современной философии на две различные тра­диции. Об этом свидетельствует рост числа исследований, ставящих цель охватить современную мысль в ее целостности. К числу таких исследований относится и ре­цензируемая книга американского философа. Он стремится отстоять человеческий микрокосм перед угрозой его забвения философским натурализмом. Но присталь­ного интереса заслуживает не только указанная антинатуралистическая позиция. Мыслитель подвергает детальному анализу такой экзистенциал человеческого бы­тия, как одиночество. Привлекаемый автором богатый историко-философский мате­риал является бесспорным достоинством монографии, он же – проблема. Аргумен­тация автора сводится к воспроизведению философских идей прошлого и потому нерелевантна для опровержения современного натурализма. В то же время страни­цы, на которых обсуждается феномен одиночества, являются наиболее интересной частью книги. Заслуга Миюсковича в том, что он рассматривает одиночество как чувство одиночества per se, не подменяя его феноменологический анализ экономи­ческим исследованиям или эволюционистским объяснением. Оправдание самозна­чимости содержаний сознательного опыта приводит автора к прямой размолвке с натурализмом и, как следствие, принятию небезупречной позиции субстанциаль­ного дуализма. Но это не необходимый ход: чтобы содержания нашего сознательно­го опыта представляли определенную значимость, необязательно преувеличивать онтологическую автономию самого сознательного опыта. Мы можем придержи­ваться и других, куда более «слабых» онтологических взглядов и не порывать с нау­кой и убеждениями здравого смысла.</p> А. С. Павлов Copyright (c) 2021 2021-07-02 2021-07-02 14 3 184 192 10.21146/2072-0726-2021-14-3-184-192